"– Хаю-хай, мальчики, кто не спрятал свои грязные секретики, тот сам себе потный гоблин, – бодро и громко возвестила блондинка, открывая дверь с пинка."
EMMA MAGYAR

"НОЧНОЙ РЫЦАРЬ ТУДА И ОБРАТНО, КАРТЫ ТАРО СКАЗАЛИ МНЕ, ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА! СПУЩУ НА ЭЙФОРИЙНЫЕ ЗЕЛЬЯ ВСЮ ЗАРПЛАТУ, И В ГОЛОВЕ ОДНИ МАТЫ! МАНДРАГОРЫ ДАВНО ЗАВЯЛИ, ЕСЛИ НАША ЖИЗНЬ КВИДДИЧ, ТО МЫ ПРОИГРАЛИ!"
PRUDENCE WOLFE

"Разве вы еще не слышали, док? У нас в школе есть тайный клуб темных магов, мы делаем проклятые артефакты, тусуемся с оборотнями и инферналами, приносим в жертву Реддлу девственниц на алтаре, сплетенном из разбитых круглостекольных очков, и закидываем постеры Поттера навозом гиппогрифов."
BEN BLANCHARD

"— Сначала отберем у ребенка конфетку. — И если кивок в сторону Зеника у Хоффмана был задорный, то взгляд Паркер обещал отбирать не только конфету, но даже трусы с особой жестокостью."
HARRIET PARKER

"Уж что-что, а покушать Нидандер всегда любила, и покушать всегда любило Нидандер, и на данный момент это единственное чувство, которое радовало её в Валентинов день."
CATHERINE KNEEDANDER

Хей, волшебники, давно не виделись!
А мы тут, это, пивом
сливочным балуемся,
оживаем понемногу
и колдуем всякое.
Давай с нами?





632





121





505





573
ГП × МАГИЧЕСКАЯ АМЕРИКА × ЭПИЗОДЫ × nc-17
ВРЕМЯ В ИГРЕ: ЯНВАРЬ-ИЮНЬ 2026
× 1.03. С первым днем весны и новым выпуском форумных новостей!
× 16.02. Установили скрипты уведомлений и подсчета постов, теперь с табличкой самых ярых постописцев, чтоб дружно комплексовать на фоне определенных граждан. Как всегда спасибо Deff.
× 15.02. Новый дизайн и выпуск форумных новостей.
× 14.02. Официально объявляем о разморозке и реоткрытии ролевой! В честь этого упрощенный прием для всех персонажей.
× 14.02. Свежий выпуск газеты "Нью-Йоркский Призрак".
× 14.02. У нас появилась тема сюжета, а матчасть пополнилась путеводителем по магическому Нью-Йорку.
Вверх
Вниз

ILVERMORNY 2026

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ILVERMORNY 2026 » Омут памяти » Error 417: Intimidation failed


Error 417: Intimidation failed

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/CuMlJhI.jpghttps://i.imgur.com/PTRIjxC.gifhttps://i.imgur.com/yzBEvy1.jpghttps://i.imgur.com/S1Be7pW.gifhttps://i.imgur.com/DGd5ENN.jpg
Error 417: Intimidation failed


ВРЕМЯ И МЕСТО:
Ильверморни; 23.5.19

УЧАСТНИКИ:
Ben Blanchard, Cassidy Fieldwake


Кругом неприятная ситуация и ее последствия-шмаследствия. [icon]https://i.imgur.com/ZotMTfV.png[/icon][sign]   [/sign]

+2

2

Приближение СОВ и ПАУК уже не просто ощущалось, оно неприятно следовало за тобой по пятам, тыкалось в макушку острием Дамоклова меча, заставляя вспоминать ежесекундно нелестным словом собственную прокрастинацию в течение года. Больше всего Бен переживал за травологию. Несмотря на то, что Прюденс назвала науку выращивания волшебных растений единоутробной сестрой зельеварения, и мол у опытного зельевара с ней не должно быть проблем, Бланшар их имел… Ну или травология имела его, особенно практическая часть. Поэтому парень в последнее время часто оставался по вечерам в теплицах, упражняясь на школьных образцах. Здесь никогда не было многолюдно, да и профессор уже вот как полтора часа покинула место, оставив ему ключ, чтобы староста запер за собой дверь, когда закончит. Но, положив руку на сердце, Бен не мог сказать, когда он закончит, потому что мысли его были далеки от травологии. И это отсутствие концентрации печально сказывалось на его прогрессе в учебе.

Каждую секунду он возвращался мыслями в Либертаун, к Аноре, к мытарствам по сумрачному району в компании девушки, знакомство с которой началось через отключись, к беседе с уже настоящим детективом Уиллер. Она обещала, что возьмет дело под личный контроль, но прошло уже несколько дней, а от нее не было никаких вестей. Что если ее обещания – это пустые обещания. « Поверил копу, придурок». Последние несколько дней Бен слишком часто подкармливал зверя по кличке «раздражение», что жил у него под сердцем. Вот и сейчас почувствовав кормежку, тварь снова подняла свою бедовую голову.
- Приподнять пораженный лист концом палочки, - произнес Бен заученный на зубок абзац учебника, посвященный восстановлению поврежденных и заболевших растений, - произнести заклинание и провести палочкой от основания листа к краю.
Парень в точности следовал инструкции, но обмороженные листья мяты, что стояла перед ним на лавочке в маленьком горшочке, так и не восстановились.
- Fuck! – выругался Бен, уперев в злосчастный горшочек обозленный взгляд, словно именно тот виноват, что чары у него не вышли. И, видимо, неделя эмоциональных потрясений взяла свое, и у парня случился стихийный выброс магии. Горшок мяты взлетел в воздух, словно по нему бахнули флиппендо, врезался в стойку с садовым инвентарем и разбился. «Потрясающе». Теперь придется еще убираться здесь, иначе его в теплицы больше не пустят. Бен устало уронил голову в ладони, борясь с желанием лечь спать прямо тут на лавке. А когда поднял взгляд, то увидел в дверях Кэссиди Филдвейк. «Все лучше и лучше». Встретить Филдвейк, это как встретить бабу с пустыми ведрами, не к добру. Но сейчас рядом не было, казалось бы, вездесущих младшекурсников, и у него не было причин сюсюкать с этим блондинистым сиамским близнецом Марисоль.
- Потерялась, Филдвейк? Профессор уже ушла, а находиться в теплицах без ее разрешения запрещено. Так что двигай свои спички отсюда, пока не послал Додсону сову с дружеским советом, что ему стоит напомнить о правилах старшекурсникам,– обратился он к девушке, не вставая с лавки.

[nick]Ben Blanchard[/nick][icon]https://i.imgur.com/j7NaVOp.png[/icon][info]Бенджамин Бланшар, 19 <br><i>полукровный</i><br>7 курс, староста пакваджи[/info][status]тебе кажется[/status]

+4

3

Сегодняшние занятия давно закончились, так что Филдвейк и не планировала застать кого-то в теплицах, и честно говоря, почти пошла на попятную. Наверное, стоило лучше обдумать всю эту затею, а не просто положиться на Марисоль и попытаться сыграть на своем красноречии. Кэсс по поводу оного вообще особых иллюзий не питала, да и о каком красноречии может идти речь в разговоре с субъектом, который из трех услышанных слов слышит только одно и переворачивает по-своему? Этим мудрым мыслям предавалась девушка, уже собравшаяся провести вечер тихо-мирно в гостиной за обсуждением предстоящих экзаменов и всякой другой чепухи, а не за семейными драмами. Тем более чужими. Но тут из теплиц раздался какой-то грохот, любопытство взяло вверх и потянуло внутрь. Внутри оказался Бланшар собственной персоной, Марисоль как знала, где его искать. Парень блондинку тоже заметил, к сожалению.

- А разбивать казенную посуду и мучить несчастные растения не запрещено? - Чуть поморщилась Кэсс, наблюдая устроенный им бардак. Говорить с Бланшаром как всегда было удовольствием из той же серии, что и смотреть на растерзанных лягушек, - неприятно и хочется поскорее прекратить. Наверняка найдутся любители, впрочем. Девушка хмыкнула, услышав угрозу старостой, с которым находилась в куда более теплых отношениях. Как минимум хотела в это верить, ибо не все же Холли выгораживать ее перед Уэйтсом. - Уверена, Улисс будет счастлив получить от тебя записочку. Ты бы еще отцу пригрозил написать, в самом деле. Или какие еще приемы входят в твой арсенал запугивания первокурсников? - В то, что Бенисио был "заботливым и внушающим доверие" типом старосты, а не просто дылдой с самой длинной палкой, которой можно лупасить непокорных, верилось с трудом. - Слушай, я сама не в восторге от твоей компании, но мне нужно с тобой кое-что обсудить. Это касается моей подруги и твоей сестры.

Ходить вокруг да около девушке не хотелось, как и позволять парню продолжать язвить и срывать на ней свое поганое настроение. Хотя если так подумать, а бывает у него вообще какое-нибудь другое настроение?
- По моему мнению... Да-да, можешь не сотрясать воздух, я прекрасно представляю, где ты видел мое мнение и в какой позиции, но ты меня дослушаешь, если хочешь остаться в покое побыстрее. - Глубокий вздох. Один спокойный разговор в пассивно-агрессивном тоне, и все. - По моему мнению, мы в этом согласны с Мари, ваш маленький семейный конфликт можно уладить мирно. Вы, конечно, не семья года, но взрослые и вполне разумные люди, способные договориться. - Мерлин нам всем в помощь. - Мари хочет, чтобы вопрос с наследством между вами был решен предельно ясно. Тебе оно и не нужно, не так ли? Сколько лет ты отрекался от Бланшфлауэров, неужели в итоге старик Говард подкупит твою преданность? К тому же там, где для тебя вопрос идет о просто большой куче драготов, для Мари - это вопрос всей жизни. И ты же понимаешь, что она может выкинуть, почувствовав опасность? - Тон Филдвейк не сбавлял уверенности, хотя она все больше сомневалась в собственных словах и полномочиях влезать в эти дрязги. К тому же ей до этого как-то не приходилось никому угрожать. Сразу давать по шее? Было дело. Швыряться учебниками и котелками? Неоднократно. Кэсс не была гениальным стратегом, и слова с делом у нее обычно не расходились дальше, чем на расстояние одного "остолбенея". За тонкими психологическими играми - это к Мари, но к ее словам упертый родственничек, конечно же, прислушиваться не станет. С какого дракла он станет слушать Филдвейк - это уже другой вопрос, кстати, тоже очень интересный.
- Ты в курсе, например, что она уже нарыла на тебя некоторую инфу, которую лучше не распространять среди тех же преподавателей? - Ни дать ни взять обеспокоенная судьбой товарища примерная студентка. Девушке было противно от такого образа, но если это могло чем-то помочь подруге, то шоу маст гоу он. - Подпустят ли они к дисциплинированию деток психопата? Без пяти минут убийцу?
Последнее - это был, само собой, сильный перебор, для того смешного случая в детсаду. Но Марисоль была уверена, что стоит давить на совесть и статус. Сама-то, небось, мозоли натерла себе в этих страшных местах.
[icon]https://i.imgur.com/ZotMTfV.png[/icon][sign]   [/sign]

+2

4

Надежда, что Филдвейк, не обнаружив профессора в теплицах, развернется и тут же уйдет, скоропостижно скончалась. Помимо стандартного едкого комментария и взгляда девочки, не выросшей из комплекса принцессы, у Кэссиди был к нему разговор. Что уже само по себе беспрецедентный случай. Они никогда не общались, если того не требовали их прямые обязанности: его как старосты и ее как главы дуэльного клуба. Хотя Филдвейк бы стоило быть куда более благодарной и поумерить свое ехидство, это ведь они с Ксавом очистили имя ее отца окончательно. Но разве высокомерные чистокровки знают что-то о благодарности? Кэссиди просто будет делать вид, что ничего не случилось и вот так вот радеть за свою «подружку». Интересно, если бы мистера Ф посадили, как быстро бы от блондинки отреклись все ее «друзья» из высшего общества, включая саму Бланшфлауэр? Кстати о Марисоль… Еще меньше, чем просто разговаривать с принцессой Вампуса, ему хотелось только разговаривать с принцессой Вампуса о сестре. А ведь он так надеялся, что Мари слишком занята кампанией по убеждению родителей разрешить ей поступить в английскую ВАДИ, чтобы лезть еще и в его будущее. Но, как видим, надежды были напрасны, коль этот светловолосый вестник Марипокалипсиса тут толкает речи. «Снова-здорово», поморщился парень, поняв, в какую степь уходит разговор. Эта одержимость сестры наследием и навязчивая мысль, что Бен пришел в ее личный рай подобно белым в Америку, чтобы отобрать ее земли, уже перестала казаться смешной. Впрочем, и Говард не отставал со своей упертой позицией, что именно Бен должен вести семью Бланшфлауэр в светлое будущее. И дядя никак не мог понять, что его светлое будущее разительно расходится с представлением о нем у его приемного сына. И, тем не менее, как и родители Аноры, Говард считал, что поступает в лучших интересах своего подопечного. Вот только мужчина таким образом поставил своих детей по разные стороны баррикад, или вернее тригернул Марисоль на нескончаемый хэйтинг сводного брата. Что-то подобное было у приятеля Ксава Дэнни Пиквери. Они как-то даже пили на одной из вечеринок студентов за мудил-отцов. Но решения проблемы увы так и не было найдено ими обоими.
- Без обид, Филдвейк, - произнес Бен, хотя ему было в принципе плевать на чувства девушки. Да и вообще в контексте их отношений «без обид» обоими воспринималось, как «да пошла ты». Кажется, в начале года, когда при нем случился конфликт с применением магии между Кэссиди и Харпером, он ей так и сказал. «Без обид, Филдвейк. Но ты должна была понимать, что и при ком говоришь, особенно сейчас». Хотя тогда переборщил скорее Харпер,– Но ты понятия не имеешь, о чем говоришь. Ни о моих отношениях с дядей, ни о мотивациях Марисоль. - Бен поднялся с лавочки и взмахом палочки восстановил разбитый горшок. – Играйте в свою детсадовскую «Игру престолов» без меня, пожалуйста.

Показушно игнорируя девушку, Бен прошел мимо Кэссиди к стойке с инвентарем, у которого лежал теперь уже восстановленный горшочек с мятой. Однако остановился, не оборачиваясь, когда та добавила конкретный пример того, что могла выкинуть его находчивая сестрица. «Так вот почему она в последнее время пропала с горизонта». Как бы ни было противным это признавать, но Мари была ярким представителем Рогатого змея, очень находчивая, дотошная и умная девушка. Бену не нравилось быть у нее «на прицеле», но убедить ее в том, что видел он все это наследство в гробу в белых тапочках, не получалось.  «Что бы не нашла Мари, это скорее всего не шутка. Она ведь не могла… Эти данные никак не могли попасть ей в руки, они закрыты, да и их вообще должны были уничтожить после моего восемнадцатилетия. И почему Филдвейк рассказала об этом, давая возможность действовать на опережение подруги?» Беспокойство увеличивалось по нарастающей, он чувствовал, что идет в ловушку, но не видел ее. «Нужно спровоцировать ее на еще большую болтовню». Бен хотел было уже съязвить на тему внезапной заботы в его адрес, но на следующих словах Кэсси время как-то стопорнулось для него.
- Подпустят ли они к дисциплинированию деток психопата? Без пяти минут убийцу?
Слова Филдвейк стали камешком, брошенным в омут его памяти, по нему тут же пошли круги. «Это твоя вина», голос миссис Уэскотт почему-то звучал в его голове куда более уверенно, чем это было в реальности при встрече. «Ты убил нашу девочку». На секунду Бена бросило в жар, а пальцы сами сжались вокруг палочки, что он совсем недавно использовал для восстановления. Однако память скакнула глубже, перемахнув через пару лет.«У мальчика, психоз, сестра Аннализа. Ребята обижали его, не стоит…». «Психоз… Ссыпишь своими умными словечками, потому что молодая еще. Гореть ему в аду рядом с родителями, мерзкий мальчишка. Они все такие эти…»
- Что… - проскрежетал Бен, иначе эти звуки было не назвать, разворачиваясь, наконец, к собеседнице. – Что ты сейчас сказала?

[nick]Ben Blanchard[/nick][icon]https://i.imgur.com/j7NaVOp.png[/icon][info]Бенджамин Бланшар, 19 <br><i>полукровный</i><br>7 курс, староста пакваджи[/info][status]тебе кажется[/status]

+2

5

"Без обид, а". Кэссиди еле слышно фыркнула, предвкушая продолжение. Оно ее практически разочаровало - не последовало даже угроз пожаловаться профессорам на неправомерное посещение теплиц и нарушенный покой старосты. Оскорблений тоже не было, какая скука. Бен словно вспомнил о своем амплуа примерного и безупречного старосты со сиющим значком и нимбом над головой, потому вел себя подчеркнуто вежливо даже с Филдвейк, словно декан мог ошиваться где-то поблизости и погрозить пальчиком за пассивно-агрессивные комментарии в ее сторону.

Ничего нового в итоге не прозвучало. То есть она, конечно, тешила себя надеждой, что понимает намерения Марисоль хотя бы наполовину. Что творилось в голове у Бланшара, и происходила ли там вообще какая-то мозговая деятельность, для нее точно было абсолютной загадкой. Отсылка к не-маговскому шоу пролетела мимо Кэссиди, которая знала всего один трон - МЕЧа, и на том уже удобно устроилась Нидандер.

- Понятия не имею? Ну так ты меня просвети! Вы с дядей теперь лучшие друзья? Или с деньгами его?.. Я как-то упустила этот момент. - Насмешливо заметила Кэсс, скрестив руки на груди. - Кажется, раньше ты закатывал сцены и всячески от Бланшфлауэров открещивался, а теперь прям вылизанный продолжатель семейного дела, любо-дорого посмотреть на твою лицемерную рожу.
Само собой, ей поведение парня казалось просто уморительным - постыдный подростковый бунт, сошедший на нет, когда оказалось, что драготы не сыпятся с неба, а еда и крыша над головой стоят денег. Филдвейк наслушалась об этом от Марисоль, естественно, но не особо вдавалась в детали жизни парня. Недостаточно, чтоб понять его хоть немного. Она сама теряла родных, но не лишалась семьи и дома, и редко в чем-то нуждалась. Ей сложно было представить, через что прошел Бланшар, да и не был он человеком, которому бы хотелось сочувствовать. Слишком уж разными дорогами они шагали к совершенно разным целям.

Вот сейчас, например, Бен шагал к "превосходно" по травологии, но уж никак к конструктивному диалогу. Девушка инстинктивно подсобралась, когда тот прошел мимо. Но семикурсник обратил на нее внимания не больше, чем на мешок с удобрениями Впрочем, имелись все основания полагать, что в системе ценностей Бланшара они примерно соседствовали. Не задел плечом по пути, и на том спасибо.

Удивительно, но попытки достучаться возымели какое-то воздействие на Бланшара, который приостановился и прислушался.
- А ты еще и глухой вдобавок к прочим достоинствам? - Огрызнулась Кэсси. Повторно толкать эту речь, любезно подготовленную однокурсницей, ей не хотелось. Она, как справедливо заметил Бланшар, не особо понимала, о чем говорит. Точнее, знала лишь одну точку зрения на конфликт, и этого в принципе было бы достаточно, чтобы действовать в интересах подруги, но... Иногда Марисоль перегибала. Иногда шла по головам, как бы картинно это не звучало. Филдвейк не хотелось думать о том, занесла ли Бланшфлауэр свой заостренный каблучок над макушкой брата или в расход пошла она сама.

Устало вздохнув, Кэссиди сдвинулась с места, брезгливо отодвинув носочком аккуратной туфли поникший листочек неудавшегося учебного проекта старосты. Сделала пару шагов вдоль рядом с горшками, без особого интереса разглядывая содержимое и явно избегая смотреть в сторону Бена. Может, иначе Филдвейк заметила бы, что с его лица стерлась обычная снисходительная ухмылочка. По привычке полагая, что сказанное ею Бланшар пропустит мимо ушей, она не думала, что вворачивает слова в гноящуюся рану. Да и к тому же была слишком измотана и зациклена на собственных проблемах, чтобы почувствовать неладное. Откровенной неприязнью-то и недоброжелательностью от однокурсника несло постоянно, как от горного тролля по весне.

"Еще раз скажу и пойду. Хватит. Я ей не почтовая сова все-таки."
- Надо отдать тебе должное, ты очень хорошую мину делаешь при такой паршивой игре. Выбрался из вредителей в старосты, из грязи - в наследники семейства. Хорошо, когда дядя может подсуетиться, да? А все равно чуть ковырнешь, как Мари и сделала, а там гнильца. - Кэсси деланно поморщилась.

- Портишь жизнь себе, так хоть оставь в покое окружающих. - Покачала головой, собираясь заканчивать уже этот спектакль и отправляться к выходу. Оставалось только поклониться зрителям. Увы, букета от них не дождешься, максимум - горшка с погибающей мятой. Об голову. - Еще из моего отца делали монстра. Вот уж где паршивая овца...
Занавес, туш. [icon]https://i.imgur.com/ZotMTfV.png[/icon][sign]   [/sign]

0

6

♫ The Acid - Tumbling Lights

Каждое слово Кэссиди электрической дрожью прокатывается по позвоночному столбу, дергает между лопаток, вынуждая сжимать палочку еще крепче, до побелевших костяшек. Вид у девушки скучающий, не иначе как обсуждает не особо удачную серию какой-то подростковой мыльной оперы. Но это, блядь, его жизнь! Подобное отношение выбешивает еще больше. Зачем она сует свой нос в его жизнь!? Разве нет на это других кандидатов? Да только в его спальне трое таких желающих. Вот уж они точно рады будут слушать ее голос, что бы она там не вещала. Им не будут чудиться в мягком сопрано мерзкие крики демонов и скрип когтей по стеклу. Бен испуганным зверем распрямляется, когда Кэссиди подтверждает его догадки, Марисоль действительно наложила свои руки на его приютское личное дело. И сейчас его жизнь (итак склеенная на плохой клей чашка из разномастных осколков) - игрушка в руках двух избалованных девиц. Они перебрасывают ее друг другу, а когда она упадет и разобьется, скажут «упс», в притворном сожалении округлят ротики и посмеются. Потому что их так научили, рассказали, что превосходство над остальными течет в их венах.
[indent] - Еще из моего отца делали монстра. Вот уж где паршивая овца... – глашатай Марисоль ставит финальную точку в объявлении войны и разворачивается к выходу. Но нельзя разорить улей, а потом преспокойно уйти с баночкой меда под мышкой. Бен чувствует обжигающее дыхание ярости за грудиной, слышит ее неумолимый гул в ушах. Он выдрессировал себя подавлять это, прятать за фальшивым беспокойством, отсылками к другим людям, манипуляциями чужими опасениями. В социальном конструкте магов, построенном на джентльменском кодексе, архаичных манерах и репутации, только так можно преуспеть. А Бен очень хотел преуспеть. Вот только даже хорошо выдрессированный пес может сорваться с цепи. Злость из-за потери Аноры, злость на дядю, отца, Марисоль, Кэссиди. Чувства вспыхивают, как яркие жужжащие неоновые вывески, пока не ослепляют алым и не взрываются все разом. Резким взмахом палочки Бланшар захлопывает дверь теплицы прямо перед носом Филдвейк, вынуждая ту отступить назад, ближе к нему. Но и сам Бен сокращает то небольшое расстояние между ними.
[indent] - Коллопортус, - дверь с оглушительным «клац» закрывается на замок. Схватив ошеломленную произошедшим Кэссиди за плечо, Бен пихнул ее к стоящему рядом рабочему столу. Силы толчка хватает, чтобы девушка ощутимо стукнулась поясницей о край. «Надеюсь, тебе было больно». От движения инструменты падают со столешницы в трели металлических перестукиваний. Но снаружи из теплицы, предназначенной для пересаживания мандрагор, никто этого не услышит. Да и кто вообще в этот час будет тут ошиваться? Профессор Менсон уже давным-давно дома попивает чай, спрашивая у любимого мужа, как прошел его день.
[indent] - Отца… Что, папочка тебе так часто говорил, что мир твой, и ты поверила? – тонкая плотоядная улыбка, наполненная гневом, вызванным глупым самодовольством жестокой девчонки, не достигает глаз. Сейчас Бен совершенно не думает о том, что перед ним глава дуэльного клуба, которая может размазать его по стенкам теплицы ровным слоем. Здравый смысл охотно уступил штурвал слепому гневу. Осознавая, что ему сейчас не добраться до Марисоль, захотелось передать послание через ее подружку. Затолкать каждое слово Филдвейк обратно ей в горло. Заставить сожалеть, что выбрала сторону Марисоль. Может, даже бояться. Сделать больно. Да… Делать больно очень просто. Концом волшебной палочки Бен приподнимает подбородок Кэссиди, вынуждая смотреть в глаза, которые обещают что-то вроде круциатуса. – Хорошо, наверно, быть тобой, с чистокровностью-то вместо личности. Да, папочка, я поступлю на тот факультет, да выйду замуж за того, кого ты хочешь, буду говорить, ходить, дышать, как ты этого пожелаешь. Погоди, у нас тут не только папочка-кукловод. Нравится быть маленькой сучкой моей сестренки? Скажи мне, Клэр…Ой прости, Кэролайн… Боже, вы все такие одинаковые, безмозглые и бездушные барби. Неудивительно, что Соль решила пустить тебя в расход, раз отправила, - палочка медленно скользнула вниз по шее Кэссиди и ощутимо ткнула ее в ключицу, - сюда. Как ты там сказала? – Бланшар притворно задумался. – Ах, да. К психопату, без пяти минут убийце?

Какой-то его части, такую в книгах пошло называют темной, хочется, чтобы Филдвейк оказалась достаточно тупа, чтобы продолжить сыпать искрам-насмешками, чтобы он мог позволить себе окончательно сорваться. Пожалуйста, разреши мне.

[nick]Ben Blanchard[/nick][icon]https://i.imgur.com/j7NaVOp.png[/icon][info]Бенджамин Бланшар, 19 <br><i>полукровный</i><br>7 курс, староста пакваджи[/info][status]тебе кажется[/status]

+2

7

"Пошло оно все! Марисолька пускай сама меряется с Бланшаром интеллектом и моргает перед ним своими удлиненными ресничками." — Заключила про себя Филдвейк, в сотый раз жалея, что нога ее ступила в теплицы. Еще и туфлю испачкала, в добавок ко всем бедам, — случайно вляпалась в бенино мнение, не иначе. Девушка развернулась на маленьких каблучках и поспешила к выходу, раздраженно дернув подбородком и выпрямив спину. Увы, не от переизбытка собственного достоинства, а скорее для создания такой иллюзии. Сугубо защитный механизм, мимикрия под сучку, которую Кэсси из себя отчаянно строила весь этот недолгий разговор. Она задерживает дыхание, уже почти выскочив наружу, торопится убраться подальше от душных теплиц и душного старосты пакваджи. Вдруг дверь захлопывается прямо перед Филдвейк, касаясь лица неприятным сквозняком и растрепывая идеальную "небрежно отросшую" челку. Слышится резкий голос Бенжамина, затем противно лязгают старые дверные замки.
Кэссиди, опешив, пятится назад, но не успевает даже выругаться, как ее толкает в сторону. Плечо невольно дергается от грубого вмешательства в личное пространство, но Бланшара едва ли заботит дискомфорт девушки, и она с размаху упирается спиной в стол. Ауч. Левой рукой хватается за столешницу — удержать равновесие и отодвинуться еще чуть дальше. Правая рука машинально поправляет юбку и замирает между складок. Приходит неприятное осознание — в кармане ничего нет. А именно нет волшебной палочки. Выросшая среди волшебников, Кэсс не расставалась с ней ни на минуту, как некоторые не-маги со своими звонилками. Она знала, что палочка была в кармане. И все еще должна была там быть. Куда?..
Что, папочка тебе так часто говорил, что мир твой и ты поверила? — Озлобленная улыбка Бланшара, признаться, несколько нервирует. Он ровным счетом нихрена не знает об их семье, но слова все равно проливаются по болезненным местам горьким кипящим зельем. Кэссиди пришла сюда ворошить грязное семейное белье Бланшфлауэров и, как ни странно, оказалась не готова к тому, что стрелочка повернется в ее сторону. Как эта мозоль на пятке магического сообщества вообще осмеливается хоть слово вякнуть о ее отце? В особенности после всего, что случилось за этот несчастный год. После всех смехотворных "расследований". После маразматических идей приставки к советскому союзу.
Мерлин, как ее тошнило от всей этой шайки.
Поведение Бланшара начинало напрягать не на шутку. Кэсс, само собой, понимала заранее, что он будет бросать косые взгляды и сыпать едкими комментариями, если вообще удостоит своим драгоценным вниманием ее персону. Рассчитывала максимум на то, что здравый смысл, к которому взывала подруга, все же пробьется сквозь толстую черепушку Бенжамина, и тот соизволит поговорить с кузиной по делу. Впрочем нет, благословенные озарения в бланшаровском мозгу — это уже не забота Филдвейк. Она пришла сюда зачитать пару слов, заботливо подложенных Марисолью ей в клювик, и точка. Она никак не ожидала, что образцовый староста пакваджи будет клацать зубами, как бешеная псина, и хвататься за палочку. А у Филдвейк каким-то немыслимым образом палочки с собой не оказалось, что придавало всей ситуации некрасивый оборот. Боевая магия — да и вообще магия — была ее преимуществом, а без нее Кэсс обращалась в тщедушную маленькую блондинку, от которой больше шума, чем вреда.
"Ну же, Марисоль, что теперь сказать твоему полоумному родственнику?"
Плохо, наверное, быть тобой. — Сквозь зубы вторит ему Кэссиди, уже подрастеряв рвение кричать и пронзать взглядом, но не в состоянии заткнуться. Что ж ей теперь, извиниться что ли перед Бланшаром, раз поставить его на место не выйдет? Черта с два. А действовать в любом случае надо, ибо прикосновение чужой палочки к шее сродни пытке. Кэсси не столько страшно, сколько противно быть в этом уязвимом положении. — Таким обиженным на жизнь. Дай угадаю, мир был к тебе жесток. Бу-ху, все вокруг радуются жизни, а тебе это не дано. Хочешь найти виноватого — посмотри в зеркало.
Честно говоря, она уже не слишком старалась задеть Бена. Однако продолжая этот обмен любезностями, дергая головой и подаваясь вперед, было намного проще чуть сменить положение руки, еще немного и...

Кэссиди резко вцепилась в запястье Бланшара, выворачивая его от себя и с силой выкрутила свободной рукой палочку. Направила ее на парня, рассчитывая отправить его в затяжной полет к дальней стороне теплиц, но того только оттолкнуло футов на пять. Ее же в свою очередь тоже отбросило назад, еще и ладонь обожгло каким-то разрядом. Кэсси шипит, но не выпускает палочку:
"Смотри-ка, такая же ебанутая, под стать владельцу."

Она поворачивается к Бланшару спиной, надеясь, что тот не успел сориентироваться и кидается к двери, вскрывая замок невербальной "алохоморой". Неловко тормозит, услышав на улице тихие голоса. Показалось? Сперва Кэсс радуется потенциальной помощи, но одергивает себя. Не нужны ей спасатели. Крепче сжимает палочку... хоть и мало от нее проку. К тому же вся сцена, весь этот беспорядок в ухоженных теплицах профессора Мэнсон, совсем не говорят в ее пользу. Увы, это не первая стычка в ее списке повинностей, да и декан уже не раз грозился отстранить ее от главенства дуэльного клуба, если она продолжит выносить дуэли за пределы зала.[icon]https://i.imgur.com/ZotMTfV.png[/icon][sign]   [/sign]

+3

8

Бену не кажется странным, что глава дуэльного клуба не схватилась за палочку, едва он только наставил на нее свою. Потому что гнев, как самый преданный ложный друг, ослеплял и уверял его, что все под контролем и именно такой вариант лучше для него. Это высокомерное мнение Филдвейк, что она тут самый быстрый стрелок на Диком Западе, сыграет ему на руку. Нет выгоднее позиции, чем когда тебя недооценивают. Ему просто нужно выбрать, как именно растоптать в пыль эту ее мерзкую веру, что она лучше таких, как он. В чистый шот ярости примешивается капля злорадного веселья, когда Кэссиди все продолжает крутить свою заезженную пластинку, при этом лихо «смотря в дуло пистолета». Первобытная стихийная магия более не вьется вокруг него. Несмотря на серьезность ситуации с информацией, полученной Марисоль, он начал получать удовольствие от происходящего, не нужно больше ничего строить из себя. Можно расслабить удушающий галстук старосты и побыть самим собой.
[indent] — Ты слишком догадлива, Кэссиди, — со злой усмешкой сказал он, чуть наклонив голову набок, разглядывая её лицо — Поражаюсь твоей способности читать чужие души… Много думаешь обо мне? Так и быть, поделюсь откровением, что не люблю смотреть в зеркало, да и тебе, пожалуй, не стоит.
Вообще проклятья и сглазы мало интересовали его вот уже так пару лет, но, будучи старостой, он видел и ликвидировал последствия многих. Так что даже через пассивно полученные знания выбрать ему было из чего. А зная Кэсси, разбираться с последствиями она будет без помощи посторонних, сама: долго, мучительно и утопая в унижении. Бен был уверен, что любой сглаз у него сейчас выйдет качественным и железобетонным. По чему Филдвейк будет скучать больше всего? По роскошным светлым локонам, старательно «небрежно» уложенным в прическу? Или, может, по гладкой фарфоровой коже? Стоит отобрать у нее возможность так нагло ухмыляться, подпортив голливудскую улыбочку? Нет, Ноа и Ксав словят лулзов, если он обратит ее в курицу. Кэссиди Филдвейк – главная курица Ильверморни, любите и насмехайтесь! Но он слишком много болтает, будто какой-нибудь глупый диснеевский злодей. Филдвейк больно резво выхватывает у него палочку, кастуя что-то невербально. Но палочка осталась ему верна, снизив эффективность заклинания и ударив по воровке. И все же чары дали Кэсси возможность сбежать. Восстановив равновесие, Бланшар кинулся за ней, ухватив за руку, сжимавшую принадлежавший ему артефакт, прежде чем Кэссиди покинула теплицу. Знаете те наставления, которые каждый отец дает сыну, мол девочек бить нельзя? У Бена не было отца, не было наставлений и особого трепета перед девочками. За свои слова нужно отвечать и не важно, какого ты пола. Заломив руку Кэсс за спину, Бен выкручивал ей кисть до тех пор, пока наманикюренные пальцы не разжались и не выронили палочку в его подставленную ладонь. Но даже тогда он не остановился, желая выжать из блондинки какой-нибудь звук: писк, вскрик, мольбу отпустить. Не существует способа для вымещения злобы лучше, чем применение физической силы. Магия не способна дать такого удовлетворения. Пусть принцесска почувствует, каково это, когда тебе выкручивают руки, пусть и более буквально, чем она по указке Марисоль пару реплик тому назад. Хрупкость фигурки Кэссиди Филдвейк в его хватке несколько опьяняла, так просто было ее сломать, нужно лишь сжать чуть сильнее. «Так легко». Сердце чуть ускоряет ритм, дыхание расширяет грудную клетку, он смотрит на покрасневшую под его пальцами кожу Кэсси (обязательно останутся синяки). Где-то на краю сознания вспыхивает паническое «что я наделал», но тут же гаснет. «Она это заслуживает».

[indent] - Раз уж ты взялась за роль почтовой совы, -насмешливо произносит Бланшар чуть пригнувшись к Кэсс и притягивая ее ближе к себе, - можешь передать Соль, чтоб катилась к черту. Думаю, дяде только понравится то, что она нарыла. Ведь так вы и относитесь к не-магам. А знаешь, я теперь в лепёшку расшибусь, но заберу у нее все. А потом разъебу к херам все славное наследие Бланшфлауэров. Печеньку получишь у своей хозяйки.
Он хотел было оттолкнуть и отпустить ее с презрительным «лети, пташка», но дверь в теплицу распахивается, он поднимает взгляд от Филдвейк и встречается с ликующим взглядом кузины. За ее спиной директор Фонтейн и профессор Пиквери.

♫The Everlove - Make Me Believe

[indent] - Релашио! – вскрикивает Марисоль. Бена отбрасывает от Кэссиди. А Бланшфлауэр спешит заключить подругу в объятия. – Ох, слава Мерлину, ты в порядке! Я как увидела, что ты оставила палочку на раковине, сразу кинулась тебя искать.
[indent] - Мистер Бланшар, немедленно объяснитесь! Что здесь происходит? – директор Фонтейн стоял в теплице, скрестив руки на груди.
Бен мог только смотреть на него, мысли метались в голове, как встревоженный улей. И ни одна «пчела» не несла на крыльях нормальное объяснение, почему он выкручивал руку сокурснице в уединенной теплице. Все выглядело очень скверно, и мы говорим не об «отработка» скверно.
[indent] - Сэр, я… - Бланшар запнулся, когда Марисоль бросила на него победный взгляд поверх плеча подруги, за которую так «переживала».
[indent] - Ты должен быть исключен! – вскричала Бланшфлауэр, ловко перепрыгивая на другую тему, будто это не она отправила Кэссиди к Бену, а он сам выследил бедную Филдвейк в теплицах.- Он и его дружки одержимы Кэссиди и ее отцом! Вы бы слышали, что они говорят! Поехавшие грязнокровки.
[indent] - Тише, Марисоль, – профессор Пиквери поморщилась в ответ на ругательство.- Мы со всем разберёмся. Кэссиди, ты в порядке? Он… Он сделал что-то? Тебя отвести к целителю? – Пиквери подошла к Филдвейк, но не вторгалась в личное пространство девушки.
[indent] - Ко мне в кабинет, немедленно, - Фонтейн предупредительно коснулся палочки. – Наоми, пожалуйста, позаботьтесь о мисс Филдвейк, а потом присоединяйтесь к нам. Я вызову опекунов Бенджамина.
Бланшар прошел мимо директора, а на тропке к школе уже толпилась кучка младшекурсников. Уже завтра история о том, что он «напал» на Филдвейк будет известна всему Ильверморни. Впрочем, высока вероятность и того, что уже завтра он не будет учиться в этой школе.

[nick]Ben Blanchard[/nick][icon]https://i.imgur.com/j7NaVOp.png[/icon][info]Бенджамин Бланшар, 19 <br><i>полукровный</i><br>7 курс, староста пакваджи[/info][status]тебе кажется[/status]

+1


Вы здесь » ILVERMORNY 2026 » Омут памяти » Error 417: Intimidation failed


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно